Барнаул
связаться с нами
8-800-100-1-321 Бесплатный звонок по России
+7(4162) 222 333 Для звонков из-за рубежа
8-800-100-1-321 Бесплатный звонок по России
+7(4162) 222-333 Для звонков из-за рубежа
ГлавнаяНовости
ГлавнаяНовости
Новости


Мы уже стали единым банком

Евгений АКСЕНОВ, председатель правления Азиатско-Тихоокеанского банка: «Мы уже стали единым банком».

Лариса ЛАРИНА

В мае с банковской карты Дальнего Востока исчезнут два хорошо известных банковских бренда — Колыма-банк и Камчатпромбанк будут присоединены к Азиатско-Тихоокеанскому банку и преобразованы в его региональные филиалы. Такое решение в феврале приняли акционеры всех трех банков, и процесс идет полным ходом.


О мотивах сделки, технологии объединения и ожидаемом эффекте «ДК» разговаривал с председателем правления ОАО «Азиатско-Тихоокеанский банк» (АТБ) Евгением АКСЕНОВЫМ.


—  Евгений Владимирович, о каком банке будет идти речь, когда завершится объединение?


—  О банке, который станет вторым среди региональных банков Дальнего Востока и Восточной Сибири по объему активов и соединит в себе основные преимущества, определяющие конкурентоспособность,— масштабные и недорогие ресурсы, современные технологии, гибкость и оперативность в принятии решений. Азиатско-Тихоокеанский банк в последние годы стремительно рос и вкладывал серьезные деньги в построение программно-технологической платформы. Мы готовились к новому этапу развития. Сейчас пришло время, когда мы можем органично объединить под единым управлением любое количество подразделений. Наши новые камчатский и магаданский филиалы получают самые современные возможности банковского сервиса и полный перечень продуктов, которые есть в арсенале АТБ.
При этом стоит задача максимально сохранить преимущества региональных банков – гибкость, скорость в принятии решений, внимание к клиентам. За прошлый год АТБ увеличил активы на 40%, Камчатпромбанк и Колыма-банк подросли на 20%, при том, что банковская система России выросла всего на 4%. Чтобы не потерять плюсы региональных банков, их топ-менеджеры получат максимально широкие полномочия, позволяющие самостоятельно принимать решения по крупным сделкам, и ранг вице-президентов АТБ.


— Какова сама технология объединения? Известно, что тот же Камчатпромбанк был одним из самых акционерных – в первые годы существования благодаря многочисленным эмиссиям акций он получил тысячи миноритарных акционеров.


— Решения об объединении были приняты собраниями акционеров всех трех банков. Акции банков будут конвертированы в акции АТБ. Те, кто захочет свои бумаги продать, смогут это сделать по цене, определенной оценочной компанией. Хотя, на мой взгляд, миноритарным акционерам, речь главным образом о них, выгоднее оставаться совладельцами крупного развивающегося банка, капитализация которого объективно будет только расти.
Если говорить о контрольных пакетах, то накануне объединения они были консолидированы до 95% — в Колыма-банке и больше 70% — в Камчатпромбанке группой акционеров, контролирующих Азиатско-Тихоокеанский банк. Это три компании, которые поддерживают единую стратегию развития банка, направленную на расширение бизнеса и повышение его эффективности, привлечение международных инвесторов. В свое время они инвестировали значительные средства в капитал АТБ, что позволило банку активно осваивать новые технологии и продукты. К примеру, только Международная финансовая корпорация накануне кризиса, войдя в уставный капитал банка, вложила в АТБ 950 млн рублей. Благодаря этому мы смогли развернуть программу кредитования малого и среднего бизнеса и получить определенную фору на этом рынке. Позиция наших акционеров – повышение капитализации банка.


— Планируются ли еще подобные сделки? Это будут финансовые учреждения дальневосточного региона?


— Мы ведем такие переговоры и планируем развиваться географически. АТБ активно осваивает Сибирь, усиливает присутствие в Москве. Опыт, когда мы заходили на новые территории не филиалами, а покупая региональные банки – как в Магадане и на Камчатке, вполне конструктивен. Ну и, как я уже говорил, наша новая IT-платформа и уровень специалистов сняли все ограничения в управлении крупным банком.
Дальше уже работают технологии. Сегодня я на своем рабочем месте могу видеть любую операцию клиента, которая происходит даже в самом отделенном офисе, во всех подробностях и с помощью видеоконференции участвовать в принятии решения, если это необходимо. На следующий день все это можно увидеть не только в оперативном бухгалтерском, но и в управленческом учете. Плюс, онлайн позволяет клиенту из Краснокаменска, например, проводить операции в хабаровском офисе, не открывая здесь счет, и т. д. Так что расширение географии – это теперь уже вопрос исключительно бизнес-интересов.


— Три банка с собственной историей развития – это разный корпоративный дух, подходы к ведению бизнеса. Когда планируете нивелировать эту разность?


— На самом деле мы уже стали единым банком. Колыма-банк входит в нашу банковскую группу порядка 5 лет и многие продукты в свое время были взяты нами у него — это сильный корпоративный банк. Камчатпромбанк полтора последних года возглавляет бывший директор приморского филиала АТБ. Там уже работают люди, которые действуют с нами единой командой и понимают, куда мы вместе движемся.
Мы не только встречались на уровне руководства, наши специалисты постоянно ездили друг к другу, продукты, которые можно было внедрить на их программном комплексе, уже работают. Мы вместе собираемся на дни рождения Банков, на советы директоров, общаемся с помощью своей корпоративной газеты. Так что мы эволюционно пришли к объединению и сделали этот шаг тогда, когда удобно.


— Какую долю на региональном рынке планируете занять?


— Минимум 5% рынка на всей территории присутствии АТБ, за исключением Москвы, в некоторых целевых сегментах планка будет поднята значительно выше. Но доля – не самое главное, один из основных показателей – это прибыль. Мы, с одной стороны, говорим об объемных показателях, с другой,— очень трепетно смотрим за эффективностью собственных вложений. В последние полтора года мы формировали излишние резервы и продолжаем это делать в силу нескольких причин — и консервативного взгляда, и потому, что состояние экономики не позволяет расслабляться. В следующем году мы планируем высвободить эти резервы и получить полтора миллиарда прибыли. Скажем так, это наша заначка.


— Вы так уверенно говорите о будущем. Проблемы, накопившиеся в последние полтора года в банковском секторе, не рассосались. Банки еще какое-то время будут терять доходность, в том числе и в силу того, что стагнирует кредитный рынок.


— Если в конце 2008 года на российском кредитном рынке были глубокие заморозки, то теперь наступила оттепель. И я считаю, мы готовы воспользоваться всеми ее возможностями, поскольку даже в разгар кризиса у нас не было ступора, мы располагали существенными финансовыми возможностями и все свои взаимоотношения с клиентами выстраивали относительно того, что эти ресурсы не могут лежать мертвым грузом,— это прямой путь к убыткам.
Помимо денег, которые мы получили от акционеров, с ноября 2008 года банк ежемесячно прирастал ресурсами за счет вкладов граждан и депозитов юридических лиц. По итогам прошлого года рост этих показателей был для банка рекордным – плюс 52%. Создав большие заделы по краткосрочной и среднесрочной ликвидности – это в условиях нестабильности экономики главная забота любого банка, часть средств мы направили на финансовые рынки и продолжали наращивать кредитный портфель. По юридическим лицам он за год увеличился на 70%. И сейчас этот процесс уже набрал хороший темп – только за прошлый месяц мы выдали больше миллиарда рублей кредитов.


— Сегодня заемщики не нуждаются в таком количестве денег, которые банки вновь готовы выдать. Это общая ситуация в экономике региона.


— Да, конкуренция на этом рынке обостряется. И выигрывает тот, кто в трудную минуту не отвернулся от своих клиентов. Риски кредитования возросли кратно, но это главная деятельность банкиров – профессионально ими управлять. Мы, как и все столкнулись с проблемами невозвратов, но наша позиция не была «нервной». Мы не выкручивали руки, старались максимально сохранить бизнес наших заемщиков, понимая, что их проблемы – это не мошенничество, а социальный дефолт. Когда вы помогаете человеку выйти из трудной ситуации, то он с вами останется на всю оставшуюся жизнь. Учитывая, что численность населения Дальнего Востока меньше, чем одной Москвы, это абсолютно правильная политика. В этом наш региональный патриотизм.
Рынок просел, но заемщики по большому счету никуда не делись. Мы считаем, что умеем работать с рисками, и не намерены сокращать активность на кредитном рынке. Наше спокойствие опирается, в том числе и на то, что банк создал резервы под четверть кредитного портфеля.
Важный момент — когда обостряется конкуренция, рынку нужно предложить что-то уникальное, традиционные продукты должны получить новую энергию. Мы постарались это реализовать в программе кредитования малого и среднего бизнеса. Она обеспечивает максимальную лояльность этому кругу клиентов – высокая скорость принятия решений, большие лимиты, низкие ставки, увеличенный до 5 лет срок кредитования. Получается, 90% предпринимателей могут получить кредитные продукты, полностью соответствующие их требованиям.
Сегодня в некоторых регионах АТБ уже держит порядка 30% этого рынка. Это одно из приоритетных направлений, которое мы энергично продвигаем, в том числе и на Камчатке, и в Магадане, умножая тот бизнес, который АТБ получает в результате присоединения региональных банков.
Мы активно занимаемся ипотекой. Взять наш ипотечный кредит можно по месту расположения приобретаемой недвижимости, вне зависимости от места проживания. Главное, чтобы в этом населенном пункте было отделение Банка. Это особенно актуально для жителей Севера, которые планируют приобрести жилье на «материке».


— Как вы формулируете главную задачу на этот год?


— В два раза увеличить валюту баланса, при этом прирастить капитал банка минимум на 20%. Уверен, что мы с этим справимся.